Никейский символ веры
Страница 1

С начала четвертого века идея традиционной субординации исчезает и в догматический лексикон церкви входит понятие «единосущий» по отношению Сына к Отцу, а позже этот же термин переносится на Святого Духа по отношению к Отцу и Сыну. Прямо вопрос о природе Святого Духа в начале четвертого века не поднимался. Богословие, касающиеся природы Троицы, формировалось в плоскости вероучительных определений природы Сына. И все, что было наработано относительно Сына, в конце четвертого века было перенесено на Святого Духа. Когда мы рассматриваем итоги первого вселенского собора, мы не встречаем, чтобы разбирался вопрос о природе Святого Духа. Но нам следует обратить внимание, прежде чем делать выводы, на то, на что обратили внимание участники Александрийского собора 362 г., что «древние богословствовали о Духе то же самое, что и о Сыне».[38] Первому вселенскому собору предшествовало возникновение арианства и споры, которые возгорелись между арианами и представителями традиционного богословия. Именно эта смута была главной причиной созыва первого вселенского собора, и это одна из главных причин, почему на данном соборе не поднимается прямо вопрос о природе Святого Духа.

Итак, что же было на нем решено. Символ веры трех сот восьмидесяти святых отцов первого вселенского собора, Никейского гласит так:

«Веруем во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца всего видимого и невидимого. И во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, через которого все произошло, как на небе, так и на земле: нас ради человеков, и нашего ради спасения сошедшего, и воплотившегося и вочеловечившегося, страдавшего и воскресшего в третий день, и взошедшего на небеса, и сидящего одесную Отца, и грядущего судить живых и мертвых. И во Святого Духа. А говорящих, что было время, когда не было Сына, или, что Он не был прежде рождения и произошел из несущего, или утверждающих, что Сын Божий из иной ипостаси или сущности, или создан, или изменяем - таковых анафематствует кафолическая церковь».[39]

Как мы видим, по отношению к Сыну употребляется слово «единосущный». И на основании общего представления об этом периоде; на основании решений последующих соборов, которые постоянно ссылаются на первый вселенский собор и говорят об истинности его постановлений и непогрешимости; мы можем сказать, что это же слово подразумевается и по отношению к Святому Духу, но не говорится.

Что же нового привнесло в богословие данный термин именно в этот период? Очень хорошо значение этого слова для данного периода объясняет Болотов. Вторая часть этого слова «сущность» по системе установленной Аристотелем используется для обозначения тождественности предметов, у которых одно существо. Значение частицы «едино» он показывает на следующих аналогиях. - те, которые держатся одних и тех же догматических убеждений; - те, которые соединены между собой единством рода. Сам термин «единосущий» по учению Афанасия Великого, пишет Болотов, означает не только единство, тождество, равенство сущности, т.е. качественных определений Отца и Сына, но и тождество, единство существа. То же самое существо, которое есть в Отце, оно же есть и в Сыне; т.е. единосущий Сын не только равносущ Отцу, но и единосущ.[40] Как мы уже говорили выше, это же подразумевалось и относительно природы Святого Духа, но не говорилось, т.к. вопрос о природе Святого Духа официально не поднимался. Далее Болотов продолжает: «Никейский символ не останавливается на тождестве в смысле одинаковости, а ведет к тождеству в смысле именно единства. Но вместе с тем здесь есть и указание на действительное различие Лиц . Можно быть единосущным только кому-либо другому; никто не единосущ сам себе».[41]

Что же повлияло на становление именно такого взгляда по вопросу о природе Троицы и Святого Духа в частности? Говорить о том, что решающую роль сыграла процедура собора, будет неверным. Собор лишь подтвердил, не без вмешательства императора, воззрение противоборствующей Арию стороны, а именно придворного Осия, Александра Александрийского и Афанасия Великого. Но почему эти богословствующие умы не говорят больше об идеи субординации, а говорят о единосущности? Не так просто увидеть эти причины и первое, что стоит отметить – это:

Страницы: 1 2


Интересные материалы:

Значение монастырей в жизни и культуре Руси. Архитектура монастырей
Древнерусская монастырская архитектура - явление разноплановое, со сложной внутренней динамикой, не позволяющей привести многообразие форм к единым критериям оценки. Процесс сложения ансамбля монастыря порой занимал несколько столетий, по ...

Высшая мифология славян
Мифологию разделяют на высшую и низшую. Под высшей мифологией понимают обычно мифы о богах и героях, под низшей – мифологические представления о различных духах природы, мифо­логических существах, не имеющих статуса божественности. Это де ...