Материалы по религии » Аллегорический метод изучения Ветхого Завета в произведениях Филона Александрийского » Аллегорический метод изучения Ветхого Завета в произведениях Филона Александрийского

Аллегорический метод изучения Ветхого Завета в произведениях Филона Александрийского
Страница 4

В сочинениях на библейские темы Филон Александрийский толкует библейское законодательство и предлагает аллегорические философские интерпретации Пятикнижия. В трактате «О сотворении мира согласно Моисею», обнаруживающем влияние философии стоицизма, Филон Александрийский указывает, что хотя Пятикнижие представляет собой свод законов, оно открывается историей сотворения мира, чтобы показать, что эти законы находятся в совершенной гармонии с законами природы, а выполнение их делает людей гражданами мира. За этим трактатом следуют биографии трех патриархов (Авраама, Исаака, Иакова) и Иосифа. Филон Александрийский интерпретирует их образы в терминах философии платонизма как архетипы, послужившие моделями Моисеева закона. В биографии Моисея, ориентированной на нееврейского читателя, Филон Александрийский излагает историю его жизни и представляет его деятельность как законодателя, пророка и священнослужителя. Филон Александрийский полностью абстрагируется от повествовательного характера библейского текста и при помощи аллегорического толкования стремится представить его как совокупность философских и мистических концепций.

Следуя Платону, Филон Александрийский противопоставляет чувственный мир и умопостигаемую сферу бытия, только в рамках которой можно постичь истину; материальный мир – это область «мнения» (или «вероятности»), он занимает срединное положение между истиной и ложью. Исходя из этого, Филон Александрийский всегда помещает абстракции выше, чем отдельные явления, суждения о которых по необходимости лишь вероятностны и не вполне определенны. Интерпретируя Библию, Филон Александрийский стремится выявить абстракции, на которые «намекают» или которые «представляют» конкретные библейские персонажи или события. Подлинное предназначение и благо человека – освобождение от телесных потребностей и удовольствий и достижение духовной созерцательной жизни. Однако человек обретает право на такую жизнь только после того, как он добросовестно выполнил свой земной долг в обществе. Поэтому, полагает Филон Александрийский, Моисей освободил левитов от несения общественных обязанностей только по достижении ими пятидесятилетнего возраста. В выполнении библейских предписаний Филон Александрийский видит лишь внешнее требование закона, в то время как подлинная цель закона – постижение его символического смысла. Тем не менее Филон Александрийский пространно аргументирует высшую моральную, воспитательную и общественную ценность Моисеева закона в чувственном мире. Согласно внутреннему смыслу Священного Писания, открываемому аллегорическим толкованием, Моисей – философ. Однако Филон не всегда рассматривает философию как высшее достижение духа, иногда он говорит о еще более высоком духовном состоянии – мудрости. Платоновскую концепцию восхождения души от чувственного мира к умопостигаемому миру «идей» Филон Александрийский дополняет еще одной ступенью спиритуального подъема – от мира «идей» к самому Богу. Таким образом, Филон Александрийский признает лишь две предельные реальности – Бог и душа, вневременная связь между которыми составляет содержание его мистической философии.

Филоновская концепция человека характеризуется дуализмом: духовное начало, связующее человека с Богом, и плотское, принадлежащее к материальному миру. Поэтому человек неизбежно стоит перед выбором между разумом и плотской жизнью. Это выбор Филон Александрийский формулирует в терминах стоицизма как установление контроля разума над эмоциями; таким образом, этика стоиков становится интегральной частью мировоззрения Филона Александрийского. Достижение гармонии между человеческой душой и Богом Филон представляет и как восхождение души к Богу, и как снисхождение Бога в человеческую душу. Принципиальное тождество человеческого и Божественного духа, постулируемое философией стоицизма, принимает у Филона Александрийского форму мистического учения о единении души с Богом. Чтобы подготовить себя к единению с Богом, человек должен освободиться от земных уз, оставить «свою землю, своих сородичей и отчий дом», то есть забыть тело, чувства и человеческую речь. В отличие от идеала стоиков – мудрость как власть разума над чувствами, доставляющая безмятежность, – Филон Александрийский описывает единение с Богом как экзальтированный мистический опыт: в поисках бо́льшего, нежели рациональное познание Бога, душа преисполняется Божественным духом и пребывает в экстатическом блаженстве. Три патриарха символизируют три пути к достижению единения с Богом. Авраам проходит путь от знания (Агарь) к добродетели (Сарра), Исаак, будучи совершенен от природы, не нуждается в посредничестве промежуточной интеллектуальной цели, а Иаков вознагражден за свой аскетизм тем, что для него «Господь» (Справедливость) становится «Богом» (Милосердием). Здесь снова концепция посредничающих сил выходит на первый план. Душа не может достичь самого Бога, однако она может достичь одной из Его «сил», число которых у Филона Александрийского варьируется в разных трактатах. Настаивая на том, что единственное подобающее отношение мудреца к Богу – любовь, Филон Александрийский прибегает к платоновской концепции философской «эротики» и близок к «эротическим» учениям эллинистического мистицизма. Иногда Филон Александрийский говорит об этой любви как о Божьем даре, посредством которого совершенный мудрец приобщается к Его природе.

Страницы: 1 2 3 4 5


Интересные материалы:

Значение монастырей в жизни и культуре Руси. Архитектура монастырей
Древнерусская монастырская архитектура - явление разноплановое, со сложной внутренней динамикой, не позволяющей привести многообразие форм к единым критериям оценки. Процесс сложения ансамбля монастыря порой занимал несколько столетий, по ...

Служение Христа в небесном святилище
И еще одно учение отличает адвентистов от всех остальных евангельских конфессий. Они создали учение о "небесном святилище". "В небе находится святилище, скиния истинная, которую воздвиг Господь, а не человек. Там ради нас ...