Материалы по религии » Византийский храм второй половины VII–XII веков » Храмовое убранство и одежда священнослужителей

Храмовое убранство и одежда священнослужителей
Страница 1

Внутреннее убранство византийского храма всегда доминировало по насыщенности над экстерьером. Исследователи соглашаются в том, что «при всей важности конструктивных достижений византийской архитектуры главное ее достоинство состоит в величии продуманного до мелочей и функционально обусловленного убранства, в высшей степени логичного и одновременно трепетно-эмоционального» [6]. Одним из важных функциональных элементов были колонны и столбы, поддерживающие купол. Ещё до эпохи иконоборчества византийские архитекторы видоизменили классические ионический и коринфский ордеры, сделав капители более компактными и цельными, уменьшив величину выступов и врезок. Пята арки стояла прямо на капители, поэтому для плавной передачи нагрузки использовался дополнительный мощный трапециевидный блок, позднее объединившийся с капителью в т.н. пульван или пульвино (подушкообразная капитель). Колонны делались из мрамора и служили вспомогательной конструкцией, дополняющей мощные столбы, которые поддерживали купол.

Важными направлениями в наполнении интерьера были мозаики (иногда – темперные фрески), мраморная отделка пола, стен и колонн, использование света в сочетании с архитектурой, для наибольшего эстетического и драматического эффекта. В мозаике начинает использоваться смальта (например, мозаики монастырей св. Луки в Фокиде и Дафни близ Афин – созданы в XI веке). Кроме того, в VI – VII веках начинает формироваться высокий иконостас, отделяющий алтарь. Первоначально изображения присутствуют только на архитраве (эпистелионе), но к IX веку появляется собственно иконостас. Можно говорить о том, что именно мозаика и фрески и иконы стали наиболее непостоянными компонентами храмового интерьера в VII – XII веках, из-за меняющегося отношения к сакральным изображениям.

Уже к концу VII в. Появляется необходимость канонически закрепить отношение церкви к образам на иконах, что выразилось, например, в 82 правиле Трулльского собора: «Дабы и искусством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ агнца, вземлющаго грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству, вместо ветхаго агнца; да чрез то созерцая смирение Бога-Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания, и спасительныя смерти, и сим образом совершившагося искупления мира» [11]. Тем не менее, в силу ряда причин, уже в начале VIII века происходят столкновения иконоборцев и иконопочитателей, ведутся дискуссии о правомерности иконопочитания вообще и его возможных вариантах, а впоследствии это выливается в иконоборческое движение.

Интерьер храма периода иконоборчества характеризуется отсутствием икон и фресок с изображением святых. Часто уже присутствовавшие изображения закрывались или поверх них рисовались растительные орнаменты с изображениями райских птиц, и некоторые говорят о храмах того периода, что они словно «превратились в сады, цветники и птичники». Часто также вместо икон надлежало изображать крест. При этом в некоторых монастырях существовала оппозиция такой политике, и здесь оставались иконы, мозаики и фрески с изображением святых, Христа, развивались теоретические и догматические обоснования иконографии.

После окончания эпохи иконоборчества в интерьере храма снова появляются изображения Христа и святых, но уже более канонизированные и догматически определённые. В заключительном оросе VII Вселенского собора (787) почитание образов Христа, Богородицы, ангелов и святых ставилось в один ряд с почитанием креста (которое укрепилось в период иконоборчества, и запрета на которое не было), «ибо честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображённого на ней» [8, 632]. Таким образом, борьба иконоборцев и иконопочитателей закончилась в пользу последних, и в дальнейшем византийские храмы снова стали украшать иконами.

Что касается облачений священнослужителей, то можно говорить о том, что до середины VI века не было строгого регламента, предписывающего определённую форму одежды, и есть только сведения о мирской одежде священнослужителей, не слишком отличавшейся от одежды мирян. Впоследствии, когда одежда мирян стала всё больше отдаляться от классического римского костюма, клирики оставались более консервативными. Отличие от римского костюма состояло в отсутствии на одежде пурпура (постановление от 560 г. и решение Нарбоннского собора от 589 г.), поскольку чисто белая одежда была менее роскошной и более подобающей клирикам [4, 50]. Константинопольский собор 692 года регламентировал облачение священнослужителей и монахов (например, правило 45 [11]), при этом запретив духовным лицам носить модные мирские одежды.

Страницы: 1 2


Интересные материалы:

Ислам и современность
Если упадок религии представлялся в XIX и XX в. многим как триумф человеческого разума, результат просвещающего и освобождающего действия современной науки, то М. Вебер видел в нем симптом духовного заболевания общества, вызванного гиперт ...

Инквизиция в Перу.
В Перу инквизиция была создана в 1570 г., когда туда прибыл Серван де Серецуэла. За этим, как обычно, последовала церемония утверждения инквизиции, торжественная и устрашающая одновременно, а затем — многочисленные аресты и осуждения ерет ...