Материалы по религии » Социокультурная специфика католицизма » Католицизм в России и Европе. Католицизм в России.

Католицизм в России и Европе. Католицизм в России.
Страница 2

Труднее была деятельность латинских миссионеров в северных областях древней Руси. Переговоры Новгорода и Пскова с Ливонским орденом о мире при посредстве папского легата возбудили ошибочное представление о готовности русских князей провозгласить унию и дали повод папе Гонорию III обратиться к ним с окружной грамотой (1227). Суздальскому князю Юрию Всеволодовичу послана была, сверх того, отдельная грамота с увещанием признать первенство Рима в христианской церкви (1231). Оба призыва остались без ответа. Доминиканцы, ехавшие к татарам, были прогнаны из Суздаля вследствие попытки распространить свое учение. Борьба Александра Невского со шведами (1241) в народных глазах приобрела в скором времени характер защиты православия от натиска К.; призыв папы Иннокентия IV к тому же Александру войти в унию (1248) оказался совершенно несвоевременным, а позволение, данное Миндовгу другим папой, Александром IV, завоевать земли русских “для блага христианства” (1255) облегчить сближение, конечно, не могло. Монгольское иго, политически изолировав северо-восточную Русь, надолго вывело ее из сферы фактического воздействия Рима. Покорение западной Руси литовцами вызывает там колебание между Римом и Константинополем, а брак Ягайло с Ядвигой (1386) намечает путь к сближению с католичеством.

Флорентийская уния (1439) определила новую эпоху в истории отношений русской церкви с латинской. Прозелитизм Рима становится настойчивее, систематичное, отчужденность русских от латинян - сознательнее и убежденнее. Постановления унии были поняты в московской Руси (о дальнейшей истории К. в зап. Руси см. Уния) как оскорбление и угроза, а идея “Третьего Рима”, поставившая во главе православного мира Москву, обязывала последнюю тем более стоять на страже по отношению к церкви латинской. Надежды пап на унию вновь пробудились, однако, по случаю брака Ивана III с Софьей Палеолог (1472). Воспитанная в Риме на попечении латинского духовенства, перешедшая здесь в католичество, Софья (Зоя), казалось, открывала путь латинской пропаганде при дворе московского князя. Дала ли она Риму какие-либо обещания - неизвестно; но, едва вступив на русскую территорию, она сразу зарекомендовала себя безупречной православной. Состязание в вере приехавшего с ней папского легата Антонио Бонумбре с русским духовенством не привело ни к чему. С этих пор между Римом и Москвой устанавливаются дипломатические сношения. Таковы посольства Толбузина (1475), бр. Ралевых (1488), Д. Ралева и М. Карачарова (1500), Ю. Траханиота; они преследовали цели преимущественно культурные (вызов иноземных мастеров).

Москва в эту пору еще не так нетерпимо относилась к К., как, например, двумя столетиями позже. При бракосочетании Софьи присутствует А. Бонумбре со свитой; самая мысль взять жену, хотя бы и православную, из рук римского первосвященника еще не казалась опасной; тот же Иван III выдает дочь свою Елену за Александра литовского, католика. Во вторую половину княжения Василия III Рим пытался склонить вел. князя к походу на турок и к принятию унии (посольства Н. Шомберга 1518, еп. Феррери 1519, П. Чентурионе 1524, еп. Скаренского 1526), но Василий, не отказываясь переговаривать о первом, категорически отказался от второго (посольства Д. Герасимова 1525, Трусова и Лодыгина 1526).

При Иване Грозном дело дошло до явного подлога. Иоганн Шлитте, немецкий авантюрист, посланный в Германию для найма ремесленников и техников, отправил в Рим, по фиктивному полномочию (как думают некоторые - не без тайного участия венского двора), некоего Штейнберга, с заявлением желания царя принять унию и с просьбой даровать емукоролевский титул и учредить в Москве католическую митрополию. Поддержанный имп. Карлом V и венским нунцием, Шлитте вызвал в Риме большое оживление и породил широкие планы (1550-53), встретившие серьезную оппозицию в лице польского короля Сигизмунда-Августа, который считал признание московского вел. князя королем опасным для интересов Польши; под угрозой разрыва с Римом и сближения с турками ему удалось заставить папу отказаться от своих намерений, которые, впрочем, и без того потерпели бы неудачу от самого Ивана Грозного при первой же попытке реализовать их. В 1561 Пий IV отправил к Ивану Грозному Канобио с приглашением на Тридентский собор и предложением посредничества в войне с Польшей, но Сигизмунд-Август отказался пропустить Канобио в московскиепределы. В том же году папа пытался - также неудачно, по той же причине - отправить другого посланца, Джиральди, но уже негласно и без официальных полномочий. Джиральди поручалось убедить царя отправить в Рим посольство и хлопотать о посылке молодых людей в римские школы. В папской грамоте Иван был назван королем и титулован величеством, между тем как впоследствии Рим долго отказывал в этом титуле русским государям. Пий V, энергичный проповедник борьбы с турками, сделал новую попытку привлечь царя к антиоттоманской лиге (1570); вопросы религиозные послу (Портико) наказывалось затронуть лишь в общих чертах. Посольству опять помешала Польша. Папа Григорий XIII, учреждая в Риме греческую коллегию св. Афанасия, хлопотал о помещении в ней коренных москвичей. Попытки его завязать с Москвой непосредственные сношения первоначально, подобно прежним, разбились о противодействие Польши (1576, посольство Кленхена; 1580); но обстоятельства неожиданно сложились благоприятно для Рима. Доведенный до крайности в несчастной войне со Стефаном Баторием, Иван отправил Шевригина в Рим просить о посредничестве (1580). Папа отправил к царю иезуита Поссевино. Верный духу своего ордена, Поссевино считал для успеха пропаганды необходимым распространить книги, завести школы. Он мечтал о русской семинарии в Вильно или Полоцке, о типографиях специально для славянских книг, о посылке в Россию католических священников при венецианских или римских купцах. Тотчас по приезде к московскому двору он сделал предложение о соединении церквей, развив свои мысли в особой докладной записке; но царь уклонился от обсуждения дела прежде окончания войны. Когда мир был заключен, Поссевино настаивал на союзе против турок и на принятии Флорентийской унии; но ни личные прения его с царем, ни переговоры с боярами не имели успеха. Свободный приезд папским посланцам и венецианским купцам с их священниками был обещан, но без права проповеди и строительства церквей. Отклонена и просьба посылать русскую молодежь в коллегию св. Афанасия. В 1594 и 1597 папа Климент VIII посылал к царю Федору Ивановичу свящ. Камулея, чтобы склонить Россию к войне с турками; маня русских Константинополем, курия убеждала русского государя, что одно лишь содействие папы может утвердить за ним оспариваемый Европою царский титул. В Москве отнеслись холодно к этим заявлениям.

Страницы: 1 2 3 4


Интересные материалы:

Особенности древнескандинавской мифологии. Пантеон Северогерманских богов.
Есть некоторые люди, которые считают, что мифы - это всего лишь сказки которые можно читать детям, но они ошибаются. Современная наука многое нам дала, но есть некоторые проблемы, на которые она еще не может ответить и, тогда мы можем иск ...

Тор
Второй по значимости после Одина «стоит Тор, который зовется также Аса-Тор или Эку-Тор («Тор с колесницей») – старший сын Одина. Тор – одно из древнейших и в то же время наиболее красочных созданий народной фантазии. Любовь к Тору в Сканд ...