Материалы по религии » Триадология Василия Великого » Триадология Василия Великого. Отношение Василия Великого к староникейскому учению

Триадология Василия Великого. Отношение Василия Великого к староникейскому учению
Страница 2

Любопытно, что в "Беседах на Шестоднев" св. Василий обращается к сравнительному языкознанию [40]. Объясняя, что значит, что Дух носился над бездною, он упоминает "некоего Сирийца" (возможно, что это св. Ефрем), который ему объяснил, что на сирийском (скажем вообще, на семитических языках) "дух," ("ruah") - женского рода, и что Дух, следовательно, носившийся над бездной, "согревал" и "оживотворял" природу вод, подобно птице, сидящей на яйцах.

В начале этого параграфа было сказано, что каппадокийская терминологическая работа исходила из никейского понятия "единосущия." Следует, однако, отметить, что понимание "единосущия" в середине и второй половине IV в. было все же несколько иное, чем понимание св. Афанасия. Это правильно отметил проф. А. Спасский [41]. У св. Афанасия вся сущность Божия отожествлялась с одним Отцом, что и дало понятию "единосущия" односторонее толкование, более соответствующим выражением для которого было бы μονουσιοσ или ταυτουσιοσ. В годы непосредственно после Никейского собора, сподвижники св. Афанасия могли из "единосущия Сына с Отцом" делать вывод и о рождении Сына "из сущности Отца." При уточнении у Каппадокийцев понятия "сущности," как "общего всему Божеству," так говорить о рождении Сына было уже невозможно. В этом - известный шаг вперед на пути к уточнению тринитарных терминов.

Наряду с этим надо отметить и большую смелость отцов Каппадокийцев. Для уяснения своих терминов и для их обоснования, они с великим дерзновением обратились к мысли внехристианской. Не только понятие "сущности," как "общего," а "Ипостаси," как индивидуального, но и все вообще учение об Ипостаси, в частности об Ипостаси Святого Духа, почивает на философии Плотина. "Эннеады" настолько широко использованы св. Василием в его книге "О Святом Духе," что параллелизм оборотов и определений, в частности в IX главе, бросается в глаза [42].

Если, поэтому, св. Афанасий мог прямо говорить: "Ипостась есть сущность и не иное что обозначает, как самое существо" [43], то, благодаря большей точности, св. Василий такого утверждения сделать уже не должен. Признавая указанное усовершенствование в терминологии св. Василия по сравнению с самим св. Афанасием и его эпохой, надо не побояться отметить и слабые стороны его словаря.

1) Прежде всего, как это и было указано раньше, св. Василий был очень осторожен в своих высказываниях и предпочитал не заострять некоторых слишком болезненных подробностей. Он был большим тактиком и умел быть очень политичным там, где ему это казалось более пастырски-педагогячным. Он готов был стоять на линии александрийского собора 362 г., допускал, наряду с выражением "единосущный," также и "подобный во всем," при условии добавления "безо всякого различия." Это историки хотят объяснить соображениями так называемой "икономии," т.е. большой широты в приятии известных выражений, лишь бы можно было этим не отпугнуть некоторых.

2) Эта же осторожная "икономия" особенно заметно выявилась в его книге "О Святом Духе." Историки обратили внимание на бросающийся в глаза факт: в книге, написанной с целью защиты божественности Святого Духа и в опровержение мнения о Его якобы тварности, Дух Святый ни разу не назван Богом. Он, конечно, ставится автором неизмеримо выше ангелов, других тварных духов, но Богом Он не называется. Вне всякого сомнения, что св. Василий верил в божественность Святого Духа, раз он крестил "во имя Отца и Сына и Святого Духа," воздавал славословие Святому Духу наравне с Отцом и Сыном, приписывал Святому Духу освятительную и совершительную силу. Он говорит, что Святой Дух "восполняет многохвальную блаженную Троицу" [44], он называет Его "божественным Духом" [45], но тем не менее ни разу не сказал в этом пневматологическом трактате: "Дух Святый есть Бог." Это не небрежность и не случайность, а просто все та же икономия, та же боязнь отпугнуть некоторых, колеблющихся или не утвержденных еще в вере, слишком решительным исповеданием. Введение доминиканца Benoit Pruche к упомянутому французскому переводу [46] это прекрасно показывает и дает необходимое объяснение этой осторожности и возможных ее границ.

Страницы: 1 2 3


Интересные материалы:

Дар иных языков
Учение АСД о иных языках радикально отличается от пятидесятнического взгляда. Вот что подразумевает один из лидеров церкви АСД, ясно отражающий представление всего движения: «Дар говорения языками, это не непонятное бормотание, но говорен ...

Правовая реализация религиозных людей
История предоставляет массу свидетельств непосредственного либо опосредованного происхождения права из религии, как на Западе, так и на Востоке. Так, именно языческим религиям народов Древнего Востока и древнего Средиземноморья правообяза ...