Материалы по религии » Религиозная система балтов » Пантеон балтов и его связь с индоевропейскими системами

Пантеон балтов и его связь с индоевропейскими системами
Страница 2

Небесного кузнеца Калвайтиса изображали с молотом у воды, или с кольцом на небе, или с Короной зари, серебряным поясом и золотыми стременами, выкованными для сыновей Диеваса. Считали, что каждое утро он ковал новое солнце («кольцо», «корону»). Калвайтис, или Калвелис, соотносился с греческим Гефестом, скандинавским Велундом, финским Илмариненом. Молот его был необычайных размеров.

Бог грома, властитель воздуха Перкунас, представлялся с медной бородой и топором или молотом в руке. Он путешествовал по небу в огненной грохочущей двухколесной колеснице, запряженной одним или двумя козлами. Замок Перкунаса находился на высокой горе (в небе). Бог справедлив, но беспокоен и нетерпелив, великий враг злых духов, дьяволов, любой несправедливости или недобрых людей. Он отыскивает дьявола и поражает его молнией, бросает свой топор или пускает стрелы в злодеев, мечет молнии в их дома. Перкунас не выносит лжецов, воров или эгоистичных и пустых людей. Дерево или камень, пораженные молнией, защищают от злых духов и помогают от болезней, прежде всего от зубной боли, лихорадки и икоты. В качестве амулетов носили миниатюрные топорики из бронзы. Считалось, что Перкунас также очищает землю от зимних духов. После того как первая весенняя гроза пробуждала землю, быстро начинала расти трава, прорастало зерно, деревья покрывались листвой. Сама гроза олицетворялась поединком Перкунаса и Велняса, также отражавшим индоевропейское наследие.

Все балтийские народы имеют развитый и древний культ огня. Огню поклонялись и считали его бессмертным. На высоких горах и на речных берегах находились племенные святилища, где горел огонь, охранявшийся жрецами. Только раз в году, накануне праздника летнего солнцестояния, его символически гасили и затем снова разжигали. Латыши называли пламя «матерью огня» (uguns mate), в Литве – Gagija (от глагола gaubti – «укрывать»), в Пруссии – Panike – маленьким огнем». Его «кормили» и тщательно оберегали, хозяйка дома укрывала на ночь угли в очаге. Огонь считали очистительным элементом и символом счастья. В одних мифах рассказывалось, что огонь был принесен на землю Перкунасом во время бури, в других – птицей, обычно ласточкой, которая сгорела, пока несла его людям.

Земля считалась Великой Матерью. По-латышски она называлась Zemes mate – «мать-земля», в литовском – Zemyna, от zeme – «земля». Антропоморфный образ земли неясен Еще в XVIII веке литовцы приносили дары матери-земле после рождения ребенка. По утрам и вечерам следовало целовать землю. Подношения земле: мед, хлеб, зерно, травы или ржаной сноп – закапывали, раскладывали перед камнями, прикрепляли к деревьям или бросали в море, реки, озера и источники. Как следует из описаний XVIII века, в деревнях не было праздников, в которых бы не восхвалялась богиня земли – Zemyna. Во время осеннего праздника в октябре кроме земли литовцы поклонялись божеству дома Zemepatis или Zemininkas, которого считали братом Zemyna. Домашнее божество появилось также у латышей под именем Dim-stipatis (от латыш, dimstis – «дом», «усадьба» и patis – «господин»). У латышей также есть Majas Kungs – «господин дома», «домовой». Функции земли распределялись между отдельными низшими божествами леса, поля, камней, воды и животных, которые в латвийском фольклоре приобретали имена «матери лесов», «матери полей», «матери весны», «матери домашних животных». Медейне (от medis – «дерево») – литовская богиня леса – упоминается уже в письменных источниках ХШ века, позже к ней добавляется Гирайтис – бог лесов. В литовском фольклоре известна «лесная мать» и «лесной отец», а также «мать кустарников». Особым земным божеством, жившим в зарослях бузины, считался Пушкайтис (Puskaitis), также являвшийся повелителем Барстукай (Barstukai) или Каукай (Kaukai) – добрых маленьких подземных человечков. Если делались подношения Пушкайтису, то маленькие человечки приносили множество зерна и выполняли домашнюю работу. Во время специальных праздников для Барстукай оставляли в амбарах столы, заполненные хлебом, мясом, сыром и маслом. Также в балтийских верованиях представлены «особые божества дуба (Носолум), берёзы (Бирзулис), рябины (Шермукшнис)» [2, с. 49]

Водяных духов представляли в виде прекрасных немых женщин с большой грудью, очень длинными золотыми волосами и рыбьим хвостом. В исторических записях упоминаются имена отдельных богов рек (лит. Упинис), озер (лит. Эзеринис) и морских бурь (лит. Бангпутис – «бог волн», который плавал по пустынному морю в лодке с золотым якорем). Это латышская Юрас мате – мать моря, прусские Аутримп – бог морей и больших озер, Патримп – бог рек и источников, Бардоятс – бог кораблей, литовское божество дождя – Литувонис.

Лауме – феи, представлявшиеся в образе обнаженных женщин с длинными волосами и большой грудью, обитали в лесах, где было много воды и встречались огромные скопления камней, часто похищали маленьких детей, одевая их в самые прекрасные одежды. Они могли быть как необычайно добродушными, так и необыкновенно вспыльчивыми, например, проворно ткали и стирали белье, но если кто-то сердил их, то мгновенно уничтожали сделанное.

Страницы: 1 2 3


Интересные материалы:

Священное Писание и святые отцы о суевериях
Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности. 2 Тим. 3, 16 Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, н ...

Русалки, нимфы и наяды
Связь между этим миром и потусторонним осуществляется главным образом через озера и пруды. Тот, кто отваживается броситься в них, тем самым переправляется в иной мир . В этих глубинах живут и боги, а не только властитель мертвых . В это в ...