Выводы

Религия древних балтов представляет собою типично индоевропейскую систему верований, для которой характерны несколько основных черт. Прежде всего, необходимо сказать, что пантеон балтов насчитывал несколько уровней богов, а именно небесный, стихийный и хтонический (некоторые, например, М. Элиаде, относят стихийных духов-хозяев и Матерей к хтоническим божествам); на уровне небесных по степени почитания находятся также некоторые персонификации абстрактных сил, например, Лайма. Также характерной чертой балтийской мифологии выступает почитание нескольких семейств божеств, каковыми являются семья Диеваса, семья Сауле, семьи богов земли и стихийных хозяев. В пантеоне балтов можно найти общеиндоевропейские черты, в том числе миф о битве громовника Перкунаса с Велнясом, миф о светозарном божестве Диевасе (Диевсе или Деивасе), трёхчастное членение мира по Мировой оси (обычно символизирована столбом или дубом). Балты имели представления о некой обители мёртвых на высоком песчаном холме, где покойники вели обычную жизнь или сидели в компании Диеваса. Кроме того, покойник мог остаться среди живых, став «заложным покойником» или отдав свою жизненную силу дереву или другому природному объекту. Наиболее характерным обрядом погребения для древних балтов являлась кремация (иногда с последующим захоронением), хотя этот ритуал впоследствии был вытеснен христианским обрядом и сохранился в виде рудиментов (например, в виде возжигания костра на могиле). Обычай кремации также свидетельствует о связи религии балтов с другими индоевропейскими традициями, для которых от Скандинавии до Индии кремация являлась привычным способом погребального обряда.


Интересные материалы:

Церковь и татаро-монгольское иго
Рубеж XIII-XIV вв. стал временем окончательного вытеснения язычества из сферы общественного сознания. Уходит в прошлое такое явление, как "двоеверие" и религиозное сознание всех слоев общества становится если и не полностью, то ...

Зоолатрия
Однако культ животных (зоолатрия), довольно широко распространенный в Африке, далеко не всегда связан по происхождению с тотемизмом. В большинстве случаев корни его, видимо, более прямые и непосредственные: суеверный страх перед опасными ...