Языковые проблемы христианизации
Страница 1

Не менее важной стороной политики самодержавия была руси­фикация. «Русский царизм, — отмечал В. Д. Бопч-Бруевич, — давно уже объявил, что основа его политики определяется тремя словами: самодержавие, православие, народность. Подведение всех инородцев и всех иноверцев к знаменателям «русская народность» и «православие» — вот задача, осуществить которую неуклонно стремятся хранители заветов русского самодержавия». Еще при Петре I были пересоставлены все службы и порядок чинопочита­ния так, чтобы жители империи твердо знали, что на небе есть «един бог, а на земле есть и будет един царь». Этими положени­ями пронизаны все деяния миссионеров на всех этапах истории христианизации народов Сибири, Севера и Дальнего Востока, Пре­подавание в школах, пропаганда христианства, богослужение ве­лись на русском языке. Правда, предпринимались попытки введения преподавания и даже богослужения па некоторых языках народов Сибири. Но из-за чрезвычайной трудности перевода на языки сибирских народностей понятий и значений христианского вероучения серьезного успеха эти начинания не имели. Кроме того, переводы требовали глубоких и всесторонних знаний языков, специальной подготовки переводчиков. Однако никто из сибирских проповедников не был подготовлен в такой мере, чтобы удовлетво­рительно справиться со столь сложными задачами. Вместе с тем эти начинания не всегда поддерживались официальными лицами. В 1812 г. было основано Русское библейское общество, ста­вившее своей основной задачей распространение христианства. Это общество, во главе которого стоял князь А. Н. Голицын, обер-прокурор святейшего Синода, действовало под покровительством Александра I и занималось переводом церковнославянских книг на языки народов России, в том числе и на некоторые си­бирские и северные.

Помимо центрального отдела Библейского общества в С.-Пе­тербурге, в губернских центрах Сибири были основаны его отде­ления. В их состав, кроме местного духовенства, входили предста­вители гражданских властей во главе с губернаторами. Этим как бы подчеркивалось единство убеждений и действий административ­ной и духовной власти. Отделения были созданы в Тобольске и Иркутске, где по инициативе местных отделов Библия переводи­лась на языки народностей Сибири и Севера. Так, Тобольским от­делением были переведены некоторые части Нового завета на хантыйский и мансийский языки, а также «на сибирское наречие татарского языка». В Туруханске был подготовлен перевод Евангелие от Матфея для тазовских селькупов; для пелымских манси также был сделан перевод Евангелия; были осуществлены переводы на эвенкийский и ненецкий языки. На Архангельском Севере переводом молитв и Библии занимался архимандрит Вениамин. В 1805 г. В Петербурге двумя зайсанами под руководством Я.И. Шмидта было переведено на бурятский язык Евангелие. Иркутским отделение была сделана попытка перевести на чукотский язык «молитву господню, символ веры и десять заповедей божия». В 1820 г. проповедник Л. Трифонов, не зная чукотского языка, привлек для работы чуванца Мордовского и переводчика Кобелева. В 1821 г. уже было отпечатано 100 экземпляров этих молитв в Иркутской губернской типографии «с дозволения правительствующего Синода». Перевод был настолько неудачен, что невозможно было понять не только смысл, но даже отдельные слова. Переводчики лишь слепо следовали русскому тексту, пытаясь перевести слово в слов. Это издание, по-видимому, не имело никакого значения для успехов христианизации чукчей. Пожалуй, вполне справедливую оценку этому труду дал Ф. Матюшкин, наблюдавший применение на практике переводов. «Библейское общество, - писал он, - перевело на чукотский язык десять заповедей, Отче наш, символ веры и, если не ошибаюсь, часть Евангелия; напечатано русскими буквами и прислано сюда, но сей труд не может принести больше пользы. В грубом чукотском языке недостает слов для выражения новых отвлеченных понятий, а русские буквы не могут передать многих звуков».

Дальнейших попыток переводов молитв и Библии на языки народностей Севера в первую четверть XIX в. не предпринимались, а в 1826 г. Русское библейское общество было закрыто и труды его уничтожены. Поводом к закрытию послужили, в частности, переводы Библии и молитв на «нехристианские языки», в чем видели поход против православия, а тем самым и против основ русского самодержавия. Дело в том, что православие и его распространение рассматривались как действия, призванные привести к русификации обращаемых не только по языку, но и по укладу быта. По мнению иркутского архиепископа Вениамина, сущность и смысл деятельности русских миссионеров в Сибири заключались в борьбе «не только с чужой верою, но и с чужой национальностью, с нравами, привычками и всею обстановкою обыденной жизни инородцев… чтобы сделать их не по вере только, но в по национальности русскими». Такова была клерикальная точка зрения на задачи, характер и приемы христианизации. Была и другая — официальная, «Устав об инородцах» 1822 г. утвердил принцип религиозной терпимости (не без влияния руко­водителей Русского библейского общества). Составитель устава М.М. Сперанский был активным деятелем этого общества. Оче­видно, этим объясняются просветительские идеи, понимание необ­ходимости изучения местных языков миссионерами, в этом они видели путь к успешной, пропаганде христианства. Несмотря на ликвидацию Русского библейского общества, кое-где на местах миссионеры продолжали заниматься подготовкой переводов Еван­гелия и молитв, а также составлением букварей для обучения грамоте детей на их родном языке. Синод не препятствовал такой активности миссионеров, особенно в 40-х гг. XIX в., когда оказа­лись более или менее удачными опыты по созданию букваря, а за­тем переводов богослужебных книг па алеутский язык миссио­нера И.Е. Вениаминова. В то же время Синод не проявлял осо­бого доверия к трудам миссионеров, и все их начинания по со­чинению грамматик, составлению словарей проходили через Ака­демию наук.

Страницы: 1 2


Интересные материалы:

Буддизм: истории и современность
Буддизм зародился в Индии в середине i тыс. до н. э. Прежние индийские верования (брахманизм, племенные культы) не могли в полной мере удовлетворить потребности в утешении. Притягательность буддизма в стране со специфической кастовой стру ...

Понятие брака.
Брак (ан-никах) в своем истинном смысле - неотъемлемое право каждого, имеющего сильное желание и способного к вступлению в брачные отношения. Брак относится к деяниям, совершавшимся посланниками Всевышнего Аллаха, который, хвала Ему, сказ ...