Приговор

После окончания пыток истерзанной жертве выносился приговор. Относительно окончательного приговора надо сказать следующее: приговор не может быть произнесен над тем, кто не сознался в содеянном преступлении. Сознание же может быть двояким: добровольным или под давлением доказательств. Приговор – троякий: временный, окончательный и предписанный. Промежуточным приговором называется такой, который относится не к главным пунктам обвинения, но к побочным, выявившимся в течение процесса, таким как отвод свидетеля, признание или отвержение отсрочки и так далее. Окончательным приговором называется такой, который заключает главные пункты обвинения, а предписанный – такой, в котором старший по должности дает предписание младшему, как надлежит действовать против осужденного. Исполнение приговора в процессах по колдовской ереси может быть отсрочено в двух случаях: во-первых, если осужденная беременна, отсрочка длится до ее разрешения от бремени; во-вторых, если осужденная призналась в преступлении, а потом снова начала отрицать вину[48]. Большинство приговоров носили «смертельный характер» и осуждённые отправлялись на костёр, однако, инквизиция не любила смертной казни, и «перепоручала» исполнение наказания светской власти, которая прекрасно понимала и знала, что необходимо делать с осуждёнными – немедленно отправляла его на костёр. Однако если светская власть не приводила приговор в исполнение, то инквизиция в таких случаях начинала оказывать всяческое давление, побуждая как можно быстрее привести приговор в действие[49]. Однако судьба ведьмы в руках светской власти напрямую зависела от настроений и амбиций местных правителей. И если некоторые из них не допускали разгула процессов, то другие всячески их поощряли и даже сами выступали в числе рьяных охотников за ведьмами, случалось также, что правитель сам лично испытывал некую «симпатию» ко всему колдовскому и держал при себе колдунов, тогда противостояние между церковью и властью только усиливалось[50]. Сожжение ведьм было публичным зрелищем, главной целью которого было предостеречь и устрашить собравшихся зрителей. Так 109 статья «Каролины»[51] гласила, что «учинивший ворожбой вред и убыток людям достоин смерти, совершаемой огнем». Осужденных сжигали, а, в случае особо тяжких преступлений, казнь растягивалась на несколько этапов. Ибо уничтожение «ведьмы» или «колдуна» являлось, по словам Якова VI, «спасительным жертвоприношением для потерпевшего»[52]. Пепел, оставшийся после сожжения, полагалось рассеивать под эшафотом, или в каком-либо другом месте, чтобы ничто больше не напоминало о «богомерзких деяниях» дьявольских приспешников. Однако случалось также, что вынесенный приговор не являлся смертельным, и подозреваемому удавалось выйти на свободу, этими людьми были:

ü Те, кого суд освобождал еще до вынесения приговора ввиду болезни или телесной немощи. Они попадали в богадельни или приюты для неизлечимо больных, где за ними велось пристальное наблюдение.

ü Во-вторых, это были мужчины и женщины, которых оправдывали за недостаточностью доказательств. Однако обретенная ими свобода была призрачной, ибо при малейшем подозрении их могли вновь схватить, подвергнуть пыткам, а может быть, и казнить. Несмотря на освобождение, они должны были соблюдать строгие требования. Семейные праздники и публичные зрелища были для них исключены. Многим приходилось жить в своеобразном затворничестве, ибо покидать свой дом и двор им воспрещалось.

ü К третьей группе освобожденных принадлежали те, кого изгоняли из родных мест. Для них, в особенности для женщин, изгнание часто было равнозначно отсроченному смертному приговору. Нищие и презираемые всеми, скитались они на чужбине, отовсюду их гнали и осыпали проклятиями. Они опускались и кончали свою жизнь где-нибудь в грязи и нищете. Тем не менее, изгнание из страны было достаточно мягким наказанием[53].

Но вскоре в отношении ведьм инквизиция начала сама приводить приговоры в действие. Каждый новый процесс этого рода давал новую порцию драгоценный подробностей, и, в конце концов, образовался обширный и хорошо разработанный свод информации о ведьмах и их шабашах. Народ до того уверовал в колдовство, что начал приписывать ему все свои беды, поэтому судебные процессы против ведьм распространялись волнами, тесно связанными с кризисными явлениями — неурожаями, войнами, эпидемиями чумы и сифилиса, которые порождали отчаяние и панику и усиливали склонность людей искать тайную причину несчастий[54].


Интересные материалы:

Конфуцианство
Конфуцианство распространено почти исключительно на востоке Азии, прежде всего в Китае, где сосуществует с даосизмом и буддизмом. Последователей конфуцианства насчитывается примерно 300 млн. человек. Конфуцианство возникло примерно в VI ...

Язык – сознание народа
Сейчас русский язык засоряется различными иностранными словами, вплоть до того, что русские слова заменяются на иностранные. При том в отличии от русских слов, которые можно склонять, то есть изменять в зависимости от требуемого изложения ...