Словосочетания с [A]eL.
Страница 2

Хотя слово «святой» появляется в Книге Бытие не так уж часто, основные черты же­лаемых взаимоотношений между святым Богом и Его избранным народом описаны именно здесь. Святый Израилев — это трансцендентный Творец, Чья «быт­ность» — единственный источник всего су­ществующего. В свете Его недоступного ве­личия возникает соразмерный ему идущий изнутри страх. Последний, однако, не про­является разрушительным образом (см. Быт.15,12; 28,17). Скорее, ему всегда сопутству­ет рациональная осведомленность о личном присутствии Бога и Его замыслах (см. Быт. 28,15,20). Никакие законы и нормы еще не устанавливаются. Вместо этого Бог стре­мится найти полное доверие и преданность завету, который гарантирует самим Своим существованием (см. Быт.15,17-18; 17,19). Некоторые элементы нравственной природы Бога были уже раскрыты ранее, когда Он решил описать угодное Себе с по­мощью выражения «(это) хорошо», которое лучше всего толковать, по-видимому, как «такое, каким и должно быть, потому что Яхве сделал его таким» (встречается пятна­дцать раз в Быт. 1 - 3). Хотя закона еще нет, завету, который Яхве установил со Своим народом (см. Быт.6,5,9; 15,6; 17,1), сопутствуют внутренние нормы чистоты и праведности. Возможно, особенно убеди­тельным и показательным в вопросе об ир­рациональных побуждениях в понимании святости язычниками является то, что Ях­ве избирает людей, которые готовы «ходить пред Ним», а не просто трепетать от страха (см. Быт.5,22,24; 6,9; 24,40; 48,15).

После того как Ях­ве раскрыл Свою фундаментальную приро­ду Моисею, а через него — и искупленному народу, происходит настоящий взрыв в употреблении терминов, связанных с поня­тием святости. Из более чем восьмисот три­дцати случаев употребления всех форм это­го слова в Ветхом Завете, почти триста пятьдесят приходятся на Пятикнижие пос­ле Бытия. Таким образом, мы начинаем по­нимать, что конечной целью Божьего замы­сла является избрание народа, который бу­дет носить Его святое имя и выражать ха­рактер Его святости (см. Исх.19,6; Лев.11,44).

Когда Яхве является Своему избранному народу, этому сопутствуют необходимые напоминания о существенном различии ме­жду Творцом и творением. Такой разрыв порождает благоговейное изумление перед Его величием и могуществом (см. Исх.19,18,19,21; Ис.6,1). Прославленная природа Бога, хотя и радикально отличается от тво­рения, тем не менее, являет себя (Исх.19,18; Ис.6,1,4). Эта вызывающая благо­говение таинственность присутствует по­всюду (см. Исх.19,9,24; Ис.6,1-4). Чтобы вступить во взаимоотношения с Богом, Из­раиль должен быть чист, проявляя ту вну­треннюю чистоту, которая может быть по­лучена только от Яхве (см. Исх.19,10; Ис.6,5). Такая чистота далеко выходит за рамки простой культовой интерпретации. Это указание на нравственную непорочность, которая должна породить образ жизни, угодный Яхве и имеющий в основе своего рода «ориентацию на иное» (Исх.19,6; Ис.6,5-8). Любое мыслимое злоупотребление властью встретит осуждение со стороны того, что свято. Те, кто живет в страхе из-за своей слабости или никчемности, обретут всемерную защиту и поддержку, основан­ную на нормах праведности, порожденных святым Божьим царствованием (см. Исх.20,12-17; Лев.19; Пс. 67,6). Таким образом, можно ут­верждать, что святость является главным способом описания Бога и Его окончательным средством раскрытия того, Кто Он. Как грамматически, так и семантически слово «Святой»

выступает синонимом для Бога, избравшего Израиль. Все Его атрибу­ты — верховное владычество, чистота, пра­ведность, неотступная любовь и милосер­дие — определяются Его святым именем. Они определяются, квалифицируются и из­меряются сущностной природой Яхве, Свя­того Израилева (см. Ис.6,3; Иез. 36,22-29).

В Ветхом Завете все начинается и оканчи­вается святостью Бога. В Новом Завете этот акцент не утрачен, а наоборот, обобщен. Невозможно правильно истолковать Но­вый Завет, если не предполагать за всем, что в нем написано, Святого Израилева. Святость как нравственное совершенство Яхве — это принцип и норма для жизни и служения Иисуса Христа. Радикальное отличие единого Бога углуб­ляется при явлении Святого Израилева во плоти. Иисус Христос свят, как свят Его Отец (Ин.6,69). Не считая вести ангела (см. Лк.1,35), Его уникальную сущность поначалу при­знали только бесы (Лк.4,34). Там, где на­ходится Святой, все, кто осознает Его при­сутствие, изменяются. Святость как слава, могущество и величие, раскрываясь реаль­ными способами, сохраняет оттенок таин­ственности (Ин.18,6). Чудеса Иисуса Христа сви­детельствуют о Его природе (Мк.4,35-5,43). Разнообразная скверна встречает противодействие и удаляется. Понимание чистоты Иисуса немедленно порождает со­знание своей греховности (Лк.5,8; Отк.1,17). Каждый ветхозаветный элемент свя­тости повторен и конкретизирован в лично­сти и делах Иисуса.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Интересные материалы:

Культ кузнецов
Наряду с жрецами и шаманами особое место, хотя и менее заметное, в религии народов Африки занимают кузнецы. Добывание и обработка железа в Африке известны издавна, и кузнечное дело у большинства народов выделилось в особую профессию, как ...

Государственно-правовое регулирование религиозных процессов
Система государственно-правового регулирования религиозных процессов в республике пока еще находится в стадии формирования. За прошедшее с 1992 года время, когда был принят Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозн ...