Иконоборческое движение
Страница 1

Осуждение монофелитов не привело к церковному и гражданскому миру в византийском обществе. Наоборот, на рубеже VII- VIII веков идейная борьба, в которой тесно переплетались религиозные и сугубо мирские мотивы, привела к резкой дестабилизации внутриполитического положения в империи. С 695 г. начинается период дворцовых переворотов, в результате которых на престоле оказывались императоры, то подтверждавшие решения VI собора, то, наоборот, стремившиеся реанимировать монофелитство. Эта смута привела к резкому ухудшению внешнеполитического положения. В начале VIII в. арабы вели боевые действия уже на территории Малой Азии, а в 717-718 гг. они даже осаждали византийскую столицу. В этих условиях военная знать, острее других осознававшая нависшую угрозу, совершила очередной переворот и привела к власти своего ставленника Льва III Исавра (717-741). Ему удалось снять осаду Константинополя, но для того, чтобы очистить от арабов Малую Азию, Льву III понадобилось еще целых 12 лет.

Победа над арабами стала возможной не только благодаря полководческому таланту основателя Исаврийской династии, но и вследствие осуществленных им широкомасштабных преобразований: при Льве III окончательно утвердился фемный строй, и прежнее наемное войско уступило место ополчению стратиотов (свободных крестьян, владевших землей на условии несения службы); правоведы из его окружения составили «Эклогу» - краткую компиляцию «Кодекса Юстиниана», в которой прежние правовые нормы были адаптированы к новым социально-экономическим условиям. Однако самый мощный общественный резонанс вызвала церковная политика Льва Исавра.

По свидетельству «Бревиария» («Краткой истории») патриарха Никифора, летом 726 г., в самый разгар войны с арабами в Критском море произошло мощное извержение вулкана, в результате которого образовался новый остров. Лев III увидел в этом стихийном бедствии знак Божьего гнева, вызванного грехом идолопоклонства. Тот час император созвал Тайный совет, на котором объявил о начале борьбы с почитанием икон. Данным решением было положено начало иконоборческой политике императоров Исаврийской династии.

Если для средневековых авторов побудительные мотивы этих действий представлялись вполне очевидными (любая ересь – следствие дьявольского наущения), то в историографии Нового и Новейшего времени высказывались самые разные трактовки иконоборчества. Историки-протестанты видели в этом движении предвестие Реформации, просветители – борьбу против «церковного мракобесия»; в позитивистской и марксистской историографии иконоборчество рассматривалось как внешнее проявление социальных противоречий, вызванных процессом феодализации византийского общества. Едва ли не общепринятым стало объяснение иконоборческой политики стремлением императоров Исаврийской династии отнять у церкви средства и земли, необходимые для обеспечения армии и раздачи имений военному сословию. Однако это не вполне соответствует действительности, т.к. сопротивление иконоборческой политике началось еще до конфискаций церковных богатств, а раздачи церковных земель воинам стал практиковать лишь сын Льва III Константин V Копроним. На самом деле причины иконоборческого движения не могут быть сведены лишь к какому-то одному фактору. Политическая подоплека данного явления, безусловно, имевшая место, должна рассматриваться в комплексе с социокультурными – и в том числе с собственно религиозными – предпосылками, которые вызревали на протяжении длительного времени.

Богословский смысл спора о почитании икон невозможно понять вне контекста христологической полемики: вслед за вопросом «какова природа Христа?» неизбежно логически следует вопрос, возможно ли эту природу изобразить и можно ли этому образу поклоняться. На Востоке, в силу вековых традиций спиритуалистического миросозерцания, многие были склонны отвечать на эти вопросы отрицательно. Так, Евсевий Кесарийский, укоряя сестру императора Константина Констанцию за желание иметь икону Христа, писал: «Мы научены, что и плоть Его растворена славой божества, и смертное поглощено жизнью… Итак, кто же в состоянии изобразить мертвыми и бездушными красками и тенями издающий сияние и испускающий блистающие лучи свет славы и достоинства Его?». Еще боле последовательными иконоборцами были монофизиты, утверждавшие, что человеческое естество во Христе полностью и без остатка поглощено божественной природой. Но и среди тех христиан Востока, кто принял халкидонские вероопределения, неприятие иконопочитания было преобладающим. И Лев III, будучи уроженцем Сирии, вполне разделял эти взгляды. Однако, издавая иконоборческие эдикты, он руководствовался не только личными убеждениями. С одной стороны, он рассчитывал на поддержку населения восточных провинций – основного театра военных действий в предстоящей войне с арабами (а события предшествующих десятилетий наглядно показали, какими фатальными последствиями может обернуться нелояльность населения), с другой – этой политики ждала от императора армия. Связано это было с тем, что в результате вторжений славян в VI - VII вв. империя утеряла западные провинции, в которых традиционно набирались наиболее боеспособные воинские контингенты, и теперь в византийскую армию рекрутировались преимущественно армяне и сирийцы, среди которых, как уже было сказано выше, преобладали иконоборческие настроения.

Страницы: 1 2 3 4


Интересные материалы:

Синтаксический и структурный анализ.
А) Определение синтаксического и структурного анализа. а) Синтаксис и герменевтика. Рассматривая слова и их значения, мы говорили о том, что несомненно проводим лишь предварительную работу, поскольку только соединение исследованных нами ...

Земледельческие общинные культы
Земледельческие народы Африки большое значение придавали общинному культу аграрных божеств-покровителей и вообще культу местных общинных духов и богов. Это было отмечено одним из лучших исследователей Африки — Карлом Мейнгофом. Особенно р ...