Материалы по религии » Византийский храм второй половины VII–XII веков » Связь храмовой архитектуры и богослужения

Связь храмовой архитектуры и богослужения
Страница 1

Литургия в византийском храме в VII – XII веках чаще всего совершалась по чину св. Василия Великого, чину св. Иоанна Златоуста или чину св. Григория Армянского, которые относятся к собственно византийской группе литургий [9, 90], хотя были своеобразные отличия в фемах, например существовали собственные литургии в александрийской, западноевропейской, сирийской, иерусалимской традициях. Храмовое строение должно было соответствовать специфике богослужения. В самом Константинополе это приводит к господству пятинефных крестовокупольных сооружений, группировавших всё пространство по квадрату вокруг центрального купола, под которым находился амвон.

Центральный подкупольный квадрат был окружён двумя концентрическими кольцами помещений. «Первое кольцо образовано четырьмя ориентированными по странам света полуцилиндрическими сводами ветвей креста, опирающихся на четыре свободно стоящие подкупольные опоры, и находящимися между ветвей четырьмя угловыми помещениями, перекрытыми крестовыми сводами» [10], а внешнее состояло из двух боковых нефов, отделённых от центральной части столбами и колоннами. Во второе кольцо также входили нартекс и апсиды. Вместе с хорами эти кольца предназначались для зрителей, а центральная часть – для непосредственных участников литургии. Собственно, древнейшие формуляры литургий, по словам Киприана Керна, относятся к кодексам IX века; богослужения того времени отличаются от современных, но в принципе были также посвящены драматическому литургическому воспоминанию евангельских событий. К X – XI векам пропорция центрального пространства увеличивается по отношению к боковым помещениям, если сравнивать с периодом строительства Софии Константинопольской.

К концу I тысячелетия всё большую роль в храме начинают играть иконы, появляется иконостас, в дальнейшем всё более развивавшийся, вырабатываются принципы символической трактовки храмового здания. Изображения в храмах расположены циклически, пропорции и элементы здания также символичны. Исследователи отмечают: «В Софии главный архитектурный символ – купол, изображающий небесный свод, – более изобразителен, чем символичен, в то время как купол в X-XII веках более символичен, чем изобразителен» [10]. Так, если купол Софии первоначально был достаточно плоским, опирался непосредственно на стены и покрывал большую часть внутреннего пространства, напоминая настоящее небо, то в позднейших построениях купол напоминает небо скорее символически, нежели буквально – он сравнительно невелик и соответствует только очень незначительной части плана всего здания; приподнятый на довольно высоком цилиндрическом барабане, который сильно выделяет его из окружающих сводов, он стоит на четырех свободных подпорах; внутренняя поверхность купола занята огромным поясным изображением Христа, смотрящего сверху на молящихся. Все это, взятое вместе, превращает купол X-XII веков в гораздо более условный образ неба над землей. Из изображения небесного свода, каким он был в VI веке, купол превратился в символ небесного свода.

Отличие провинциальных храмов от константинопольских заключалось в меньшем размере и меньшем количестве нефов, несколько иной планировке – здесь был доминирующим трёхнефный крестовокупольный тип здания, без обхода, создаваемого в константинопольских храмах из боковых нефов. Иногда это упрощённое построение связывают с отсутствием пышных литургий в провинциальных храмах. Зачастую в отдалённых от столицы местностях наружная конструкция храма преобладает над внутренним пространством. Преобладание массы над пространством очень ярко выражается внутри в уменьшении пролетов между отдельными подразделениями внутренности и в росте массивных стенок, разбивающих внутренность на множество замкнутых и разобщенных отделений. «Пролеты между внутренностью и наружным пространством тем меньше, чем слабее в данном месте воздействие столичной культуры, причем толстая массивная оболочка тем крепче охватывает пространственное ядро» [12]. Также компактность и свёрнутость провинциального храма подчёркивалась наличием двух подкупольных столбов вместо четырёх. В столице встречается исключительно крестово-купольный храм на четырех свободно стоящих подпорках, называемый также сложным типом, в то время как в провинции господствует крестово-купольный храм на двух свободно стоящих подпорках, называемый еще простым типом.

Страницы: 1 2


Интересные материалы:

Принятие христианства на Руси
История православной церкви в России остается до сих пор одной из наименее разработанных областей русской историографии. "Характерно, что ни один из историков прошлого не занимался систематическими исследованиями в области истории це ...

Конспирологическое представление о Граале
Многие исследователи гипотетически связывают происхождение слова Грааль (от греческого Crater, Cratalis -- большой сосуд для смешения вина с водой) через латинское Gradalis в значении "сосуд". Также "Грааль" этимологич ...